На Урале детей начали ставить на коньки из-за Липницкой

В Екатеринбурге резко вырос спрос на секции фигурного катания. Родители, впечатлившись выступлением землячки на Олимпиаде, начали массово записывать детей в спортшколы. Особый ажиотаж наблюдается у стен ДЮСШ «Локомотив», откуда, помимо золотой медалистки Игр в Сочи Юлии Липницкой, вышли действующий чемпион России Максим Ковтун и Вера Базарова, фигуристка-парница, занявшая в Сочи шестое место вместе со своим партнером Юрием Ларионовым, сообщает «Российская газета».

Атакуют спортшколу и журналисты. В погоне за олимпийскими фетишами и жареными фактами из прошлого «звезды» никому не интересно, в чем все-таки заключается уникум Липницкой. Медийной братии гораздо важнее шкафчик, где будущая олимпийская чемпионка коньки оставляла, скамейка, на которой она сидела. Требуют телефон бабушки - чтобы снять, как она «болеет за Юлю», собирают сплетни о разводе родителей. Разузнав про любовь девочки к конному спорту, публикуют, явно без разрешения, фотографии с ее странички в соцсети в обнимку с лошадями. На славе Липницкой пиарятся все, кому не лень, вплоть до одноклассников, случайных знакомых и соседей, рассказывающиъ слезливые истории про то, как «сразу после победы она позвонила именно мне и сказала…».

- До тошноты уже все, - устало признается Надежда Сарсадских, руководитель отделения фигурного катания ДЮШС «Локомотив». - Не трогайте семью, дайте человеку собраться перед индивидуальным выступлением. Пусть бабушка спокойно живет, вы же ее до инфаркта доведете. Вы поймите, чтобы вырастить хоть одну «звезду», надо ее сначала найти, а потом ни один год с ней проработать. Вот сейчас у нас в школе учатся 438 юных фигуристов, отсеивать никого не отсеиваем, не имеем права. Даже если в зале ребенок себя не проявляет, это не значит, что на льду ни к чему не способен. Единственное, что можем - выделить сильную группу, с которой будет заниматься отдельно бригада тренеров и хореографов. Остальные ребята, как правило, уходят из спорта по собственному желанию, если не достигают каких-то результатов.

Именно в таких группах, для особо одаренных, когда-то занимались Липницкая и Ковтун. С ними работала бригада тренеров в составе Елены Левковец, Марины Войцеховской и хореографа Людмилы Антоновой. Левковец и Антонова до сих пор преподают в «Локомотиве», а Войцеховская вслед за Максимом Ковтуном уехала в Москву.

К сегодняшнему ажиотажу в ДЮСШ относятся с долей скепсиса. Как правило, после ярких выступлений фигуристов количество желающих кататься на коньках увеличивается, но многие быстро сдуваются, столкнувшись с реалиями спорта. Как правило, остается не больше 30-40 процентов.

- Вот сегодня, например, пришла очередная семья. Ребенку шесть лет, до этого на коньках не стоял. Спрашиваю: «Почему хотите заниматься фигурным катанием?» «А мы Олимпиаду посмотрели. Это так красиво», - рассказывает Надежда Сарсадских. - По закону я вроде должна принять любого при наличии допуска от врача. Но мало кто из родителей понимает, что фигурное катание - это не красивая картинка, а ежедневный труд: придется годами возить ребенка на тренировки несколько раз в неделю. А если появятся результаты, надо будет вкладывать в чадо не только время, но и деньги.

По ее оценке, сегодняшние дети отличаются более слабым здоровьем, чем их мамы и папы. Это так называемое сидячее поколение, которое много времени проводит за компьютером или сотовым телефоном, вместо того, чтобы бегать во дворе. Если раньше тренеры ходили по школам и отбирали малышей с определенными физическими параметрами в секции, то теперь в спорт попадают исключительно по желанию родителей. А те при выборе руководствуются не столько объективной оценкой способностей своего чада, сколько мечтой.

Мало кто из тех, кто сегодня решил поставить отпрыска на коньки, представляет, что мама Юлии Липницкой буквально жизнь положила на становление дочери. Фигурное катание - ранний вид спорта, заниматься начинают в четыре года. Сначала малыши в игровой форме с тренерами осваивают азы мастерства в так называемых платных оздоровительных группах. Нагрузка для возраста нешуточная: две тренировки на льду и одно ОФП (общая физическая подготовка - ред.) в неделю. К пяти-шести годам многие выполняют разряд юного фигуриста и поступают в ДЮШС. Там бесплатно могут предоставить только занятия на катке и в залах, а вот костюмы для тренировок, выступлений, профессиональные коньки по 30-40 тысяч рублей за пару, поездки на соревнования - все это оплачивается из родительского кошелька. Если ребенку нелегко дается программа, приходится брать так называемые подкаты у тренера или часами самостоятельно отрабатывать вращения, шаги и дорожки на массовых катках. Как говорят мастера, чтобы конек был продолжением ноги, надо не выходить со льда. Конечно, когда воспитанники начинают занимать какие-то места на турнирах, школа может взять на себя частичное обеспечение, но настоящих «звездочек» - единицы.

- Бывают дети технически талантливые, при этом панически боятся выступать. Тренерам приходится буквально отрывать их от бортика, потому что мандраж сковывает по рукам и ногам. Бывают такие, что на тренировках балду бьют, а потом выходят на старт и выигрывают у всех. Но на одной природе далеко не уедешь. Надо тренироваться, чтобы расти в результатах. Липницкая же сочетает в себе уникальные физические данные, трудолюбие, необычайную целеустремленность, а также умение собираться на турнирах, - говорит Надежда Сарсадских.

Хорошо, что чемпионы, добившись славы, не забывают свою малую родину. Но все-таки жаль, что им приходится уезжать в Москву и Санкт-Петербург, чтобы достичь вершин в спорте. Наверное, дело не только в отсутствии тренеров уровня Татьяны Тарасовой или Нины Мозер, но и катков. По словам Надежды Сарсадских, ледовых арен достойного качества в Екатеринбурге много, однако все они расписаны по часам. «Локомотив» - единственная школа, где фигуристам не приходится делить площадку с хоккеистами. Отсюда и результаты. Однако при проведении региональных спартакиад вопрос о наличии резерва встает очень остро. Спортсмены же высокого уровня на катке проводят по три-четыре часа в день. Если отдать арену им, где кататься остальным?

Впрочем, как показывает опыт Саранска, одним строительством очередного ледового дворца проблему оттока кадров не решить.

- В Москву едут лучшие фигуристы и тренеры с периферии, получается серьезный спарринг, когда в каждой группе катаются хотя бы два спортсмена одного уровня, которые конкурируют между собой. Сегодня многие отечественные специалисты тренируют иностранцев - это тоже стимулирует к повышению качества катания, созданию интересных программ. На каждого ведущего атлета работает по пять-семь человек: главный тренер, тренеры по шагам, по прыжкам, хореографы, дизайнеры... Мы такой сервис предоставить не можем, вот и приходится отправлять ребят в столицу. Но мы за них продолжаем болеть, видим, как они растут профессионально, и радуемся их победам, - комментирует Надежда Сарсадских.